March 12th, 2009

Дурная кошка

От улыбки станет всем светлей... (Сталкинг. Часть 1).

Вот едет девушка в троллейбусе. С улыбкой уступила место, продолжает улыбаться всем окружающим, хотя повода для улыбок вроде бы и нет - час пик, усталые люди едут домой, троллейбус забит до отказа... Первая мысль: "И чего она улыбается, наверно, душевнобольная?" И улыбка такая заговорщическая, как будто мы давно знакомы и у нас есть какое-то общее дело, о котором никто, кроме нас, не знает. Как будто мы с ней знаем нечто такое, что недоступно для понимания всем остальным присутствующим.

Но - мы видим друг друга в первый раз, и такое несанкционированное заочное установление приятельских отношений вызывает недоумение и опаску. Не принято так в современном цивилизованном обществе. Каждый за себя. Все закрыты от посторонних. Незнакомый человек - Чужой. Ты, Чужой, прежде чем со мной вступать в контакт, должен меня приручить. Помнишь Маленького Принца? Как исключение - контакты с людьми "на службе": продавцами, водителями маршруток и пр. Но с ними контакты строятся по заведомо известной и ожидаемой с обеих сторон схеме, каждая сторона играет заведомо известную и понятную роль (продавец-покупатель, водитель-пассажир...) Контакт сведен к минимуму, что позволяет экономить силы и время. Устанавливая коммуникацию с посторонним человеком, мы редко выходим за пределы ожидаемого. Тех же, кто выходит, склонны подозревать в шизофрении. Отойди, не читай мне стихи Бродского, я работаю, колбасой торгую ))

Тут же - ситуация открытая. И ты, и я - мы пассажиры. Роли предписывают нам несколько типичных фраз: "Вы выходите? - Разрешите пройти! - Мне на следующей. - Передайте за проезд" - и опять отвернуться в окошко, в книжку, к спутнику, не досаждать непрошенным вниманием посторонним людям. Для более тесного общения роль пассажира узка. Мы выходим за рамки предписанной роли и становимся просто Людьми, Чужими, непонятными и потому заведомо опасными. Кто ты, Чужой? Какой ты?

В связи с этим вспоминаю поездку в Египет. Каждый встречный араб тебе улыбается, говорит на ломаном русском: "Привет! Как дела?", пытается схватить за руку, отвести в свою лавку - словом, без особенных обиняков устанавливает коммуникацию. Но там это не воспринимается с таким недоумением: другая страна, другие обычаи, "у них так принято". Их навязчивое внимание сродни вниманию раздающих у метро листовки - с той лишь разницей, что наши соотечественники не утруждают себя широкими улыбками. Оно - залог успешности бизнеса.

Схожие принципы обращения к Чужому в глухих деревнях, где не требуются особые церемонии для знакомства (правда, мало их осталось, совсем глухих и открытых для общения, цивилизация наступает, диктуя свои правила общения...) "Ты, Яга, сначала напои-накорми, а потом и расспрашивай". Однако здесь причины иные - в деревне, где все свои, все на виду, Свои - правило, Чужой - исключение. Он вызывает интерес и настоятельную потребность в узнавании для включения в круг "своих". У жителя мегаполиса такой необходимости нет (выходя на улицу, физически невозможно здороваться с каждым прохожим и тысячами людей в метро. Мы заведомо чужие друг другу и стремимся эту чуждость охранять).

Ах да, о чем я? Девушка. Девушка - сознательно или неосознанно - нарушила этот негласный закон. Поэтому первая мысль - о ее неадекватности (душевнобольная, "деревенская, не местная", т.е. не знающая местных неписаных законов коммуникации, блаженная...) Но - почему бы и нет? Быть может, это ее своеобразный сталкинг. Или особое мировосприятие. Или душа у нее настолько открыта миру... Да мало ли! Я - за. За то, чтобы улыбались друг другу прохожие. Общались друг с другом, перекидывались добрыми фразами. Объединялись в негласном молчании. Душевно, эмоционально, ментально. Чувствовали друг друга как самое себя. Воспринимали чужие переживания. Не отгораживались друг от друга, а, напротив, были открыты. Поменьше эгоцентризма и побольше понимания, что мы есть одно целое. Пусть даже в это трудно поверить...